Война — это мир

Война — это мир
Война — это мир
Круглосуточно и без выходных люди высказывают великое множество утверждений в Интернете. Наука дает советы по их проверке.
Увидев многократно повторенное в Сети утверждение, что физик-теоретик Стивен Хокинг из Кембриджского университета, должно быть, уже умер, если он жил в Великобритании и зависел от Национальной службы здравоохранения (а он,
разумеется, жив и работает в Великобритании, где жил и работал всегда), я вспоминаю о том, что писал лет десять назад в одной из моих первых опубликованных заметок: «Растущая агрессивность бессмыслицы, безнаказанно преподносимой в публичных беседах, удручает. Для нашего демократического общества это не меньшая угроза, чем любая другая, независимо от того, что служит причиной появления подобных бредней — религиозный фанатизм, простое невежество или корысть».
Когда я слышу явный вздор, распространяемый источниками вроде фанатичных праворадикальных радиохостов и идиотов из числа бывших губернаторов в ответ на усилия правительства вывести США на уровень других развитых стран в деле предоставления приемлемой и доступной медицинской помощи всем гражданам, мне кажется, что положение стало даже хуже, чем оно было в годы, когда я написал эти слова.
Английский писатель Джордж Оруэлл в своем бестселлере «1984» с поразительной точностью предсказал многие вещи, в том числе безнаказанное искажение объективной реальности с помощью непрерывной пропаганды, проводимой военным правительством с помощью управляемых им средств массовой информации.
До столь скоординированной и эффективной подмены реальности в США еще не дошло (хотя предыдущая администрация Белого дома подошла пугающе близко к этому, когда репортеру газеты New York Times было заявлено: «Сегодня мы — империя, и когда мы действуем, мы создаем новую реальность»). Я опасаюсь, однако, что нечто столь же разрушительное, по крайней мере для свободного осуществления демократических норм, уже происходит.
Появление вездесущего Интернета и каналов круглосуточного вещания привело к результату в некотором смысле противоположному тому, которого многие ожидали от свободного и открытого доступа к миру информации. Вместо этого был получен свободный и открытый доступ к дезинформации без каких-либо защитных фильтров. Когда пресса обладала влиянием, решающее слово принадлежало редакторам газет, а телевизионные новости представляли собой получасовые сводки того, что обученные специалисты считали наиболее важными событиями дня, бессмысленным заявлениям было гораздо труднее привлечь к себе внимание.
Сегодня выдумки по поводу «консилиумов смерти» и нелепые утверждения, что правительство должно убрать руки от здравоохранения, свободно муссируются в Интернете, побуждая тысячи одураченных ехать в Вашингтон, что-бы доказывать, будто доступ к здравоохранению подорвет их фундаментальное право отказываться от страховки в случае заболевания.
А круглосуточные каналы новостей, которые не надеются заполнить все 24 часа «прорывными» новостями, становятся рупорами любой знаменитости, сумевшей сделать броское заявление, или, что еще хуже, решают, что борьба за рейтинг требует, чтобы они отказались от честной и сбалансированной позиции в своих сообщениях.
Однако честная и сбалансированная позиция не означает представления всех точек зрения, независимо от лежащей в их основе логики или их ценности, на равных основаниях. Важную роль в выявлении относительных достоинств конкурирующих заявлений должна играть эмпирическая основа науки.
Я не перестану повторять: роль науки — в том, чтобы доказывать не только истинность, но и ложность тех или иных положений. То, что не проходит проверку эмпирической реальностью, подтвержденной наблюдениями и экспериментами, отбрасывается, как вчерашняя газета. Нет нужды обсуждать, является ли Земля плоской или была ли она сотворена 6 тыс. лет назад. Эти представления смело можно отбросить, что наука и сделала.
Почему люди столь восприимчивы к вздору в публичных выступлениях? Не потому ли, что в школах мы прилагаем ничтожно мало усилий к объяснению того, что наука — это не просто собрание фактов или рассказов, но процесс выпалывания глупостей и приближения к красоте, лежащей в основе мироздания?
Возможно, что и нет. Но меня тревожит будущее нашей демократии, если свободная пресса и демократически избранные лидеры не могут совместными усилиями более эффективно защищать эмпирическую реальность от натиска идеологии и фанатизма.
— Лоуренс Краусс, американский физик, специалист в области астрофизики и космологии. Профессор-основатель Отделения земных и космических исследований и почётный директор проекта «Origins» Университета штата Аризона.
Нет комментариев. Ваш будет первым!